23:49 

Доброе утро, моя паранойя!

Inary Daiko
Автор: Inary Daiko

Фэндом: Hagane no Renkinjutsushi (Стальной алхимик)

Пэйринг или персонажи: Рой/Эдвард

Рейтинг: R

Жанры: Слэш (яой), Романтика, Ангст, Юмор, Детектив, Hurt/comfort

Размер: планируется Миди

Статус: в процессе



daiko-aka-satayama.diary.ru/p203205854.htm

daiko-aka-satayama.diary.ru/p203490242.htm

Беспокойные видения сменялись со скоростью кадров кинофильма, черно-белые и цветные, они были настолько бессмысленны, что полковник почти хотел проснуться. Однако как только эта мысль мелькала в его сознании, сон менялся, заставляя забыть о пробуждении. Он видел Эдварда. Весь остаток ночи. Эд то собирал философские камни в огороде фюрера, то катался на самом Мустанге, все приговаривая, какая чудная из него вышла лошадь, а то и вовсе становился гномиком и громко, со вкусом возмущался, почему его Белоснежкой должен быть именно Рой, а не центральский Джек.
Это была очень тяжелая ночь, но пробуждение оказалось отнюдь не легче. Голова раскалывалась так, словно Мустанг все-таки напился вчера, а спина ныла от неудобного положения, но и это было не самым страшным. Самое страшное стояло над полковником и с довольным донельзя лицом медленно переворачивало чайник с ледяной водой ему на голову.
- Твою мать, Стальной! Что ты творишь?!
- Я пришел к тебе с приветом рассказать, что солнце встало, - радостно улыбнулся Эд.
- Оставить эротическую поэзию, - хмуро протянул мужчина, осторожно поднимаясь. – Который час?
Эд перевел взгляд на настенные часы:
- Восемь-десять. Я вот не пойму, то ли ты слишком рано начал свой рабочий день, то ли наоборот, опоздал, - невинно предположил парень, впрочем, не отходя дальше.
- Чайник, я сказал, убрал!
- Что тебе не нравится? Я сэкономил твоё время: теперь тебе не нужно умываться.
- Утро добрым не бывает…
- Сам виноват. Мог бы остаться у Хьюза и нормально выспаться.
- Ага, с тобой в одной кровати, - хмыкнул полковник.
Эд опешил:
- Чего?!
- Не бери в голову… Почему Риза не разбудила меня?
- Никого еще нет, - Эд пожал плечами и поставил ненавистный Рою отныне чайник на так и не убранные документы. – Похоже, еще не отошли от вечера у подполковника.
- Хм, - многозначительно протянули в ответ. – Ты-то зачем пришел так рано?
- Выспался, а вот Ал решил остаться пока у Хьюзов.
- Не похоже на него… - Мустанг потянулся и поднялся на ноги одним резким движением, прогоняя остатки сна. Впереди еще один день с расследованием, Элриком и… всё.
«Главное – разнообразие…» - мысленно вздохнул он.
- Я настоял, - Рой поднял заинтересованный взгляд на Эда.
- Только не говори мне, что вы поссорились.
- Нет, но я не хочу втягивать его в дело Джека. Предлагал поехать навестить бабулю Пинако и Уинри, но он не согласился. Сошлись на том, что Ал пока побудет у Хьюзов. Подполковник, вроде, был не против.
- Да уж, - Рой достал из шкафа две чашки и банку растворимого кофе, - и зачем ты мне все это рассказываешь?
Эд наблюдал за действиями начальника из-под челки. Тот подогрел алхимией воду в чайнике и разлил кипяток. Воздух наполнился пряным ароматом кофе.
- Уже и пожаловаться нельзя, - буркнул тот, с благодарностью принимая чашку с курящимся напитком.
Мустанг только улыбнулся:
- С каких пор ты делишься со мной переживаниями?
- С тех самых, как ты начал готовить мне кофе с утра.
- Исчерпывающе.
- Отбил?
- Отбил-отбил, - заверил парня полковник. Он сел рядом, делая глоток из своей чашки. - Наша песня хороша, начинаем её снова... Сроки поджимают, а Джек все еще на свободе, - полковник кивнул на горы макулатуры вокруг них.
-Точно! - Эд хлопнул свободной ладонью себя по лбу и, быстро поставив чашку на стол, начал рыться в почтальонке, которую принес с собой.
- Что там у тебя?
- По дороге заскочил в библиотеку, - пояснил парень, - так что, пока ты тут бессовестно дрых, я нашел кое-какие документы по делу.
Рой заинтересованно подался вперед:
- Какому из?..
- Похоже, обоим. Смотри, - он достал тонкую папку и, пролистав её до нужной страницы, ткнул пальцем в строчку, – исследовательские отчеты ведь должны быть подписаны руководителем, так?
- Да, - подтверди Рой. – В зависимости от рода исследований, документы идут через куратора.
Эдвард закусил губу.
- Рода исследований?
- А ты думал, алхимия – единственное действенное оружие армии?
Тот упрямо поднял подбородок. Значит, думал.
- Я не дурак.
- Знаю, - усмехнулся Мустанг в ответ на удивленный взгляд, - алхимия получила особый статус в армии только с приходом фюрера Бредли. До этого большая часть сил была сосредоточена на техническом прогрессе. Куратором для таких работ назначаются военные моего ранга и выше. С алхимией сложнее: фюрер лично отбирает кандидатов из государственных алхимиков. Но тогда… - полковник нахмурился, вчитываясь в написанное.
Эдвард тоже подался вперед, прислонившись к предплечью начальника живой рукой. Сосредоточенность во мгновение сошла на нет, оставив за собой шлейф мурашек на коже и ощущение скованности. Близко. Очень близко. Рой с силой зажмурился, надеясь, что Эд слишком увлечен изучением бумаг, чтобы заметить этот жест.
«Это все Хьюз виноват!» - думал он, потому что впервые за дни своей «депрессивной паранойи» близость Элрика отозвалась пульсацией в его теле.
«Это его вина!» - вторило подсознание, с ожесточенностью заставляя мысли течь в противоположном расследованию русле.
«Я убью его!» - сделав такой вывод, полковник тряхнул головой и тихо хмыкнул, раздражаясь от собственной мнительности: это надо же такое выдумать! Ему нравится Элрик?! Ха! Нужно всего-то больше слушать Хьюза с его маниакальным желанием обеспечить другу счастье на личном фронте, чтобы в один прекрасный миг осознать себя в белой комнатушке без окон в рубашке, надетой задом наперед.
- Эй, полковник, что с тобой? – Эд оторвался от изучения документа, с беспокойством глядя в лицо начальнику, - Ты, кажется, побледнел.
- Именно кажется, - нарочито холодно заметил Мустанг, чувствуя, как волна мягкого, обволакивающего киселя, разлившаяся от предплечья до груди, из теплого потока превращается в ледяной жидкий азот, застывает непроходимым комом где-то в районе легких и… не уходит. Рой не мог и не хотел смириться с теориями Хьюза, даже когда соглашался с ними. Чисто гипотетически, разумеется, что, однако, совсем не мешало субъективному, абстрактному всему, вопреки логике, здравому смыслу и банальным моральным устоям, сузиться до пространства, размером с одного мальчишку.
«Хватит! – приказал себе Рой. – Делу время – Элрику час! Это ведь совсем ни в какие рамки не лезет!»
- …вот, что действительно странно…
Эдвард, кажется, не заметил изменений в поведении начальника или просто списал их на очередные магнитные бури. Он внимательно всматривался в документы, продолжая рассуждения, однако Рой не мог разобрать ни единого слова. Пытался, боролся, цепляясь за здравый смысл с силой смертника - за жизнь, но все еще не мог отогнать прочь надоедливое стремление податься вперед, чтобы просто поце…
– Что думаешь? – сдунув упавшую на нос прядь, Эд наконец поднял голову и вопрошающе взглянул на полковника.
- Твою мать, - коротко констатировал тот. Резко захотелось окатить себя ледяной водой, рука уже дернулась в сторону чайника, однако в последний момент вновь опустилась: вспомнилось, как несколько минут назад Рой самолично превратил воду в кипяток.
Эдвард лишь хитро прищурился. Не так-то часто удавалось поймать начальника на невнимательности, а значит, и уязвимости.
- Вау, какая бурная реакция, - прокомментировал он, – ты вообще слушал, о чем я тебе говорил?
Тихо хмыкнув, Мустанг поднялся с места возле Элрика и пересел за письменный стол.
«Просто потому что там, ближе к окну, легче дышать, - уверенно прошептал внутренний голос, - а не потому что ты опасаешься решиться на проверку теории Хьюза».
«Да! Именно так!» - радостно согласился Рой, вмиг позабыв о том, что окно наглухо закрыто. Только вот почему даже про себя это прозвучало так недоверчиво, неубедительно, будто он соглашался под дулом пистолета?..
Полковник еле сдержался от того, чтоб мученически возвести глаза к потолку. Больше сомнений не оставалось: даже если он не помешался на Элрике, место в психиатрическом отделении подошло бы ему гораздо больше кабинета фюрера.
- Сегодня явно не мой день…
- Как и все остальные, - фыркнул Эд. Он с любопытством вглядывался в лицо начальнику, мысленно пытаясь понять причину его странного поведения. – Это означало, что я десять минут разговаривал сам с собой?
- Сколько раз я говорил тебе докладывать коротко и по существу, а не так, как ты обычно пишешь отчеты: «это был погожий летний день, я решил надеть легкие джинсы...». Неудивительно, что люди не могут воспринимать твою болтовню.
От такой резкой смены виноватого Эд опешил:
- Нашел крайнего! Это же ты не слушал! А не нравятся мои отчеты – сам пиши по вкусу.
- Ладно-ладно, обсудим тонкости писательского ремесла позже, - Рой выдавил из себя ухмылку и поднял руки в подобии примирительного жеста. – В двух словах, что ты нарыл?
- Ты раскрываешь им свои детективные изыски, а они отказываются тебя слушать, - все еще бубнил парень.
- Элрик!
- Да понял я! – золотые глаза сверкнули каким-то особым блеском, и если бы Мустанг не знал Эдварда, решил бы, что тот получает истинное удовольствие от подобных перебранок. Бред, конечно. Или нет?..
«Хватит с меня психологии для чайников!» - опасливо покосившись на уже упомянутый предмет, полковник поставил жирную точку, обещавшую вскоре стать троеточием. Однако все это, думал он, потом, а сейчас нужно было сосредоточиться на деле. В который раз.
- Куратора исследований в Реоле звали Артур Вейн, - начал Эд. – Ты, вроде, говорил, что алхимические исследования поручают венным со званием полковника и выше. Так?
- Так, - подтвердил Рой, пытаясь понять, к чему клонит парень. А еще имя… Оно было смутно знакомым, будто когда-то Мустанг уже сталкивался с этим человеком. Только когда и как? Ответ маячил у самого носа, но стоило протянуть руку – просто просачивался сквозь пальцы.
- То и странно: Артур Вейн не был алхимиком. Кроме того, он был подполковником. Не по уставу как-то, - нахмурился Эд.
- И правда, - протянул Мустанг.
«Артур Вейн, Артур Вейн… Где же я?.. Точно!» - вспышка осознания пронеслась в голове, и он резко выпрямился в кресле. Ну конечно! Как же он мог забыть?!
- Нет, все правильно. Артур Вейн – амбициозный военный, подающий большие надежды, доверенное лицо фюрера.
Эд заинтересованно привстал.
- Ты его знаешь?
- Нет, - покачал головой Рой, - но слышал. Столько сплетен, догадок… Еще бы! Каким бы ни был амбициозным Вейн, а одно нераскрытое дело – и по карьерной лестнице он летит, считая ступени головой. Разжалобили в подполковника. Хотя, как видно, полностью доверие Вейн не потерял: в кураторах-то остался. Я прав?
- В точку. И, кажется, теперь я понимаю, какое именно расследование провалил экс-полковник, - Эдвард довольно прищурился, с неким садизмом затягивая паузу. Однако заметив, что Мустанг неспешно надевает боевые перчатки, все же продолжил: - разве ты не читал отчетов по делу реольского убийцы?
- Подожди, ты хочешь сказать… - до Роя начали доходить смутные намеки Стального.
- Бинго! Вейна разжалобили как раз за провал дела реольского Джека. Вернее, - добавил парень, - это у нас он Джек, но Вейн, похоже, не обладал особой фантазией, раз так и не дал ему забавную кличку.
- Думаешь, между лабораторией и убийствами есть связь? – с сомнением предположил Рой.
Эдвард не сразу ответил. Пару мгновений в кабинете стояла тишина, прерываемая только звуками шагов в коридоре да настенных часов.
- Я… я не знаю, - честно признался Эд. – Это все усложняет, и… - он застыл в неуверенности, будто пытаясь понять: какие последствия повлечет за собой дальнейшее участие в расследовании, поможет или же наоборот помешает эта информация вернуть ему тело брата, - и я не хочу этого, - закончил он.
Рой ничего не ответил. Он чувствовал, что сейчас лучше молчать, иначе кто-то из них взорвется: сам полковник, со своими странными мнительностями, или же Элрик, с не менее странными методами выражения безысходности.
- Так или иначе, - Эд первый нарушил паузу, - если уж Джек и правда замешан в деле философского камня, я хочу как можно скорее найти его.
- Кого из: Джека или камень? – иронично усмехнулся Рой.
- Предпочтительнее второе, но если без первого никак не обойтись, я…
Телефонный звонок не дал закончить Эдварду мысль. Недосказанность повисла в воздухе облаком металлического пара, однако полковник не настаивал на продолжении – в конце концов, все, что Эд мог сказать – он ни за что не отступится от намеченного пути. Разве что-то другое имеет значение? Мустанг коротко кивнул своим мыслям и наконец поднял телефонную трубку.
- Да? – ответил он.
Эдвард не мог разобрать, что говорили, но отчетливо уловил высокий тембр голоса: звонила женщина.
«Наверное, очередная пассия, - отстраненно подумал он и брезгливо поморщился. Мысль о том, что начальник снова предпочел безудержную болтовню какой-то девицы расследованию (или все-таки обсуждению его с Элриком?) неприятно кольнула. – Чертов ловелас…»
- Вас понял, - короткий щелчок аппарата возвестил об окончании беседы.
- Что, сегодня свидания не состоится? – ядовито заметил Эд.
- Очень смешно, - полковник нахмурился, и только сейчас парень понял: за весь разговор Мустанг ни разу не улыбнулся, как если бы ему звонила красавица Николь или Лаванда из магазинчика цветов на соседней улице. Напротив, выражение его лица было непроницаемым: между бровей пролегла складка и даже глаза, казалось, потемнели на несколько тонов. – Надевай плащ, Стальной. Мы выдвигаемся.
- Что случилось?
Полковник ответил уже на ходу:
- Джек объявился. У нас новое нападение.

***

- Значит, еще один труп?
- Надо же, Стальной, и как ты догадался?! – Мустанг саркастично выгнул бровь.
Трудное утро плавно перетекло в не менее трудный, отвратительный день. Хотелось сорваться. Просто взять и начать кричать – громко, долго, до хрипоты – и сбежать куда-нибудь подальше, предварительно взорвав парочку свидетелей его слабости, и только кисловатый привкус неуверенности не давал мужчине сделать щелчок: в последнее время отрывочные мысли «сжечь» и «сбежать» слишком часто мелькали в его сознании.
«Еще одно убийство… Еще одно, черт его дери! Если так пойдет и дальше, меня отстранят от дела. Это плохо, очень плохо!» - слова отдавались болезненной пульсацией в висках, повторяясь снова и снова, словно пресловутая мантра, но он ничего не мог с собой поделать – слишком много информации навалилось в последнее время, нервы не выдерживали.
- Эй, Мустанг, - задумчиво отозвался Эдвард. – У тебя нет врагов?
Полковник только хмыкнул.
Они ехали на место преступления. Улицы за окном салона менялись безликими лабиринтами – серые, невзрачные, с холодным налетом того уныния, какое неизменно сопровождает последние дни осени. Капли дождя врезались в стекло и наперегонки стекали неровными струйками. Хуже погоды и не придумать, решил внутренний голос.
- А как ты думаешь? – Эдвард все это время терпеливо ждал ответа, не отрываясь, вглядываясь в лицо собеседника, словно искал там что-то, сокрытое от посторонних глаз. Полковник вздохнул. Почему-то столь пристальный взгляд заставил его немного успокоиться.
«Не ты ли собрался стать фюрером?» - издеваясь над самим собой, заметил он.
- И все-таки? – не уступал Эд.
- Враги – понятие растяжимое. Нет, его нельзя истолковать неправильно, зато легко перепутать с неприязнью, - повисло молчание. Желания разъяснять Элрику прописные истины не было вовсе, однако тот напряженно ожидал продолжения. Мустанг вздохнул. – Во всяком случае, и тех, и других хватает... Я – живая причина того, что Ишвара больше не существует. Как ты думаешь, есть ли у меня враги?
Эдвард отрицательно покачал головой.
- Нет. Это не то. Ты не единственный участвовал в ишварской кампании. К тому же, ты не отдавал приказ о зачистке.
- Разве это что-то меняет? – Рой горько усмехнулся, - Ишвар – выжженная земля. Выжженная мною земля, – добавил он. – Разве от этого те, кто погиб в бойне, оживут?
- Не оживут, - согласился Эд. – И как, полегчало?
- А должно было?
- Наверное, нет.
- Индульгенция в твоем исполнении совершенно никакая, - усмехнулся полковник.
Эд фыркнул.
- Индульгенция? – он закатил глаза. – Я и не пытался отпустить тебе грехи.
- Тогда к чему все эти вопросы о врагах?
- Вообще, я имел в виду врагов непосредственно в армии. Мы знаем, что армия занималась исследованиями, связанными с философским камнем, знаем также, что куратором их был Вейн, он же расследовал убийства. Представь себе ситуацию, - Эдвард сдунул мешающую прядь волос и поморщился, - Вейн – всего марионетка, просто бюрократическая пешка, чья основная задача – следить за документами, отсылаемыми в Централ. Но однажды он видит то, чего ему видеть не положено, хочет сообщить об этом вышестоящим чинам и… - он сделал драматическую паузу, - терпит фиаско из-за собственной сознательности.
- Хочешь сказать, что нераскрытые убийства – повод для понижения?
- Возможно… Во всяком случае, то, что один и тот же человек замешан в сомнительных исследованиях и таком крупном деле, не может быть простым совпадением. Я не верю в это.
- Слишком натянуто, - возразил Мустанг. – Что-то не вяжется. Исследования проводятся законно, документы…
- А как насчет пропавшего отчета за июнь? И вообще, - машина постепенно снижала скорость, - исследования красной воды… Все это слишком заманчиво.
Они заехали за ограждение, установленное военными, и остановились. Вокруг уже собралась толпа зевак: простых прохожих, местных жителей и тех, кому больше нечего было делать. Мустанг, однако, не спешил выходить из машины.
- Я видел, на что способен всего один флакон этого вещества, - продолжал Эд, голос его был тих и спокоен, но что-то все же выдавало волнение, охватившее парня. – Это… это была невероятная мощь. Нам с Алом тогда крупно повезло, и пробный образец исчерпал свои резервы раньше, чем мы.
- О чем ты? Разве вы были ранены? – полковник с силой сжал зубы.
«Черт! Разве я не просил Хьюза докладывать обо всем, что случается с братьями?!»
- Говорю же, нам повезло.
В окно постучали, и Рой поморщился. Позже. Он еще успеет выяснить детали злоключений Элриков, а сейчас нужно было заниматься делом. Коротко кивнув водителю, он вышел из салона, Эд последовал его примеру.
- Что так долго, полковник? – хмуро поинтересовался Хавок.
Тот предпочел проигнорировать вопрос, сразу переходя к делу.
- Что у вас?
- Жертва - Уильям Рид.
- Возраст?
- Шестнадцать. Убит по старой схеме, - лейтенант достал из нагрудного кармана пачку сигарет и тихо добавил: – жалко мальчишку.
Мустанг только кивнул. Эдвард тенью следовал за военными, дыхание его было отрывочным, будто он пробежал марафон, а к горлу подступал ком. Среди мельтешения медиков, военных, гула людей по ту сторону пестрой ограждающей ленты и серости центральских домов он видел только одно. Казалось, все пространство сузилось до размеров человеческого роста и некогда белой простыни поверх мертвого тела. Он судорожно вздохнул, останавливаясь и прикрывая глаза ладонью.
- Черт…- не помогло. Эдвард все еще видел, как ярко алели кровавые пятна на простыне, светились, словно неоновые вывески ночью. Слюна во рту враз приобрела кислоту.
- Стальной? – полковник удивленно обернулся на подчиненного. – Ты как? - Тот встряхнул головой и поднял взгляд на Мустанга. – Если не хочешь этого видеть…
- Я в порядке, - Эд горько усмехнулся, - так, вспомнилось кое-что…
…Красные люминесцентные пятна, медленно расползающиеся из-под скрюченного почерневшего тела, вспышки алхимической реакции, черные щупальца, по крупицам отбирающие его брата, боль…
- Эд! Держи себя в руках!
Эдвард резко раскрыл глаза и обнаружил себя прижатым к шинели. Картинка перед глазами кружилась, дыхание все еще не могло выровняться. Он с шумом втянул воздух, поднял голову, сталкиваясь затылком с подбородком полковника, и попытался отстраниться.
- Стоять-то можешь? – Рой все еще придерживал парня за локоть. Он пристально вглядывался в лицо Эдварда, и где-то на дне синих глаз мелькнуло беспокойство.
«Показалось, - твердо уверил себя Эд и отдернул локоть в сторону. – Черт! Почему именно сейчас? Почему перед ним?!»
- Впредь предупреждай, когда соберешься падать в обморок.
- Я не падал.
- И кого нужно за это благодарить? – мягко заметил Рой.
- Полковник, генерал Рид уже ждет, - напомнил Хавок.
Эдвард недоумевающее посмотрел на лейтенанта.
- Рид? Но разве…
- Ты прослушал, - даже не вопрос – утверждение, - жертва – сын генерала Милтона Рида.
- Значит, мы были правы…
- В чем-то определенно.
- А тело?..
- Ты в этом не участвуешь,- отрезал полковник, - твоя задача – опросить свидетелей.
Эд перевел взгляд за спину полковника, чувствуя, как ком в горле, все это время не дававший ему нормально вздохнуть, постепенно сдувается, словно воздушный шарик. Вот значит как…
- Не бойся, больше раскисать я не собираюсь, - не вполне уверенно, но с долей того чисто элриковского упрямства завил он.
Рой терпеливо пожал плечами.
- Я и не думал. Но рад, что ты нашел еще одну причину не допускать тебя к телу.
- Еще одну?
- Да. Чем быстрее опросишь свидетелей, тем быстрее вернемся в штаб. Тут, - он кивнул в сторону тела, - уже ничего сделать нельзя, я уверен. Зато если твоя теория верна и все дело вылеплено только, чтоб лишить меня звания, не стоит особо мельтешить. Пусть думают, что все идет по плану.
Помолчав с полминуты, Эдвард только удрученно кивнул. Он понимал, что полковник не принял всерьез его версию - слишком уж натянутой она казалась. Армия не стала бы жертвовать столькими людьми, к тому же, родственниками своих сотрудников, ради понижения только лишь одного человека. Мысленно поставив на теории крест, Элрик вышел за ограждающую ленту и начал опрос. Ничего нового. Шел на работу, решил срезать путь, обнаружил труп. Ни орудия убийства, ни следов маньяка.
- Думаете, это действительно убийство? – недоверчиво спросил один из зевак.
Эд напрягся и обернулся к нему. Ничего примечательного, однако… Мужчина лет пятидесяти с через чур пристальными карими глазами. Встреть Эдвард его на улице, наверное, даже и не заметил бы. Мужчина нетерпеливо свел брови, настойчиво ожидая ответа, несмотря на долгую паузу, и Эд смутился.
- Это же очевидно… Вы что-то видели? – настороженно спросил он.
- То, что мальчонку прирезали и без того ясно, - мужчина звучно кашлянул, с пренебрежением глядя поверх плеча алхимика, туда, где тело уже грузили в автомобиль, - но не здесь.
- Не здесь? С чего вы взяли?
- Я живу в этом доме. Окна как раз выходят в переулок, где нашли труп, но я не слышал ни звука. Как думаешь, пацан, те, кого режут, обычно кричат? – с мрачной насмешкой заметил тот.
«А ведь он прав… Шуму было бы много…» - пронеслось в голове, и парня передернуло от того, с какой хладнокровной брезгливостью прозвучал внутренний голос. Неужели смерть, даже такая ужасная, стала уже привычной? Неужели он тоже когда-нибудь будет одним из этих непробиваемых цепных псов, неспособных на сочувствие и тепло?.. Нет. Не станет. Не станет, он заставил себя поставить жирную точку и вернуться к расследованию.
Эдвард резко вскинул голову, но странного мужчины рядом уже не было. Он будто растворился в толпе случайных прохожих, оставив Элрику только беспомощно озираться по сторонам.
- Ну как, Стальной, закончил?
Тело уже увезли, и военные, не найдя ничего, что было бы важно для дела, тоже разъезжались. В каком-то из автомобильных окон мелькнуло мертвенно бледное лицо седовласого мужчины со сжатыми в тонкую линию бескровными губами. Проследив за взглядом Эда, полковник вздохнул.
- Генерал Рид уже не молод, потеря единственного сына стала для него ударом, - тихо проговори он.
- Кажется, он держится, - неуверенно протянул в ответ Стальной.
- Кажется, - хмыкнул Рой. – Он всю жизнь служил армии, шел бок о бок со смертью, сеял её, как зерно по весне, а теперь, когда смерть достигла и близкого ему человека… Он не имеет права на скорбь.
- Это жестко.
- Но это правда.
- Скорбь не требует особого права для себя.
- Скорбь, может, и не требует, в отличие от гордости. Большинство нарушаемых запретов человек придумывает самостоятельно, чтобы потом так же самостоятельно их нарушить, - Рой невесело ухмыльнулся. Казалось, мысленно он был очень далеко, вне пыли и влаги центральских улиц, вне времени. Но состояние это продлилось не долго. Очнувшись, он перевел взгляд на Эда. – Ты как?
Эдвард поморщился.
- Никак, - он пожал плечами. – Ты знал, что мальчишку убили не здесь?
- Знал. Крови маловато.
Они помолчали. Вместе с военными, совершенно потеряв интерес к произошедшему, толпа медленно рассасывалась. Переулок снова становился пустым, серым, ничем не выделяющимся среди множества других.
- В штаб? – предложил полковник.
- Нет, - покачал головой Эд. – Знаешь, мне сегодня попался один человек… Окна его квартиры, вроде, выходят в переулок. Хочу напроситься в гости. Дашь мне отгул?
Мустанг напрягся. Затея не казалась такой уж заманчивой.
- Отлично. Я с тобой.
- Ну уж нет, - Эд выглядел уставшим, словно весь день был на ногах, а между тем на часах было только начало второго.
- Это еще почему?
- М-м-м, - многозначительно протянул Элрик. Он не мог ни полностью осознать своё желание, ни сформулировать его, однако ясно чувствовал что-то колючее, не дающее согласиться с начальником. И может быть, дело было в уверенности, что с ним-то ничего произойти не может, или же в ощущении тепла, стойком и, казалось, бесконечном как раз там, где касались руки Мустанга, осторожно поддерживая…
«Я становлюсь зависимым, - невесело подумал Эд. Мысль не пугала, но заставляла насторожиться, ощетиниться, как если бы за зависимостью шла вполне физически ощутимая ломка… - Просто погрузиться в дело, не думать и не видеть его хотя бы несколько часов – все пройдет» - уверенно пронеслось в голове.
Так и не дождавшись ответа, Мустанг сдался.
- Иди уже. Завтра в восемь жду в штабе.
- Сегодня в восемь я пришел, а ты спал…
- Не волнуйся, ради тебя заведу будильник, - отрезал полковник, затем резко развернулся, подняв на прощание руку.
Эдвард хмыкнул и улыбнулся.
- Лучше девушку себе заведи, а то слишком нервный даже для ненавистного начальства, - пробормотал он, сильнее кутаясь в плащ, и, подумав с секунду, беззлобно добавил: - дурак.

***

Идти в штаб не было ни малейшего желания, а на душе скребли кошки. Муторное, немного болезненное предчувствие постепенно приобретало силы, сдавливая голову в своем железном обруче, и полковник выругался про себя. А пусть катятся все эти бесконечные отчеты, документы на подпись и настояния Хоукай к черту! На центральный штаб не рухнет метеорит, если Мустанг не явится на работу ближайшие несколько часов. К тому же отпускать Эда одного катастрофически не хотелось. Примешивались и смутная тревога, и банальная логика, и…
«Что там еще?.. – недовольно подумал Рой, пытаясь найти то самое иррациональное, заставляющее его идти не в штаб, а в небольшую кафешку, чьи окна так удачно выходили на улочку, откуда вскоре должен был появиться Эд. – Не будет же он там весь день сидеть!» - решил мужчина.
Колокольчик на двери резко зазвенел, когда Рой вошел в кафе. Небольшое, светлое, было в нем что-то необъяснимо уютное в своей простоте. Мерно потрескивало пламя в камине, отбрасывая оранжевые блики на стены, увешанные старыми фотографиями и выкрашенные в коралловый цвет; посетителей было не много: пара влюбленных тихо переговаривались в углу чуть вытянутой комнаты, стыдливо спрятавшись за подставкой с меню, да пожилая женщина о чем-то рассказывала парню за стойкой. Решив, что атмосфера ему нравится, Мустанг занял место у самого окна и заказал кофе.
«Видимо, Эдвард все-таки надолго...» - тоскливо пронеслось в голове.
Достав из сумки папку с документами, он снова перечитал пометки на полях, выполненные аккуратным косым почерком. Эд имел привычку выражать свою точку зрения прямо поверх основного текста, однако многочисленные споры и скандалы с Мустангом научили его если не заводить для подобных целей отдельный блокнот, то хотя бы делать это в стороне и карандашом, чтобы при проверке не возникло лишних вопросом. Иногда точка зрения состояла в замечаниях насчет расследования, но иногда парня начинало клонить не туда, и записи карандашом красноречиво рассказывали о минутных порывах юного алхимика, таких как «хочу вишневый пудинг» или «это лошадь могла и сама сообразить». Мустанг нахмурился. Нет, определенно мальчишка стал слишком многое себе позволять, однако винить в этом кого-то, кроме себя, значило бы отрицать очевидное.
«Да он просто вьет из меня веревки!»
Пролистав несколько подобных страниц, Рой не нашел ровным счетом ничего нового, кроме того, что помимо записей на полях, Стальной также любил дополнять материал своеобразными иллюстрациями…
Следующее, следующее, не то, все не то, это они уже читали, видели… Мустанг неторопливо листал папку и, в конце концов, признав бесполезность своих действий, сгоряча тряхнул бумагами над столом. От основной стопки отделился плотный лист. Мустанг с неким садистским удивлением смотрел, как тот падает на кафельный пол.
«Это еще что?..»
Конверт. Желтый нераскрытый потрепанный конверт.
«Наверное, тот, который собирался вскрыть Элрик, когда играл во взломщика. И что он тут забыл?» – вопрос риторический. Рой отлично помнил, с какой небрежностью собирал бумаги в папку в прошлый раз. Письмо вполне могло затеряться среди множества другой макулатуры.
Пару мгновений полковник колебался, однако затем вновь вздохнул и распечатал письмо. Если уж оно столько времени пролежало в ящике его стола, то наверняка уже никому не нужно, забытое адресатом (или все-таки отправителем?) навсегда. Его уже никто искать не будет, в противном случае предыдущий владелец кабинета вернулся бы за ним. Ведь так? Роем овладело некое подобие детского любопытства или спортивного интереса… Где-то в глубоко внутри он понимал: это всего лишь способ скоротать время в ожидании Элрика, а может, стремление отвлечься от вяло текущего расследования, и Мустанг, все еще мешкая, вытащил аккуратно сложенный вдвое лист на свет.
«Странно. Мне казалось, письмо старое, но бумага сравнительно свежая. Значит, только конверт».
Он быстро развернул лист. Текста было не много: буквы округлые без каких-либо завитков больше напоминали печатные, нежели прописные – выдавали их только нетипичные для прописи штили.

Дорогой Сэм,
я знаю, что выйти сухим из воды уже не удастся и готов к последствиям своего решения, тем не менее я приму меры предосторожности. Ты знаешь, мне всегда сопутствовала удача. Не могу и не хочу больше быть марионеткой армии, надеюсь, ты поймешь.
На западе есть один городок, немного севернее Вест-сити, - Пендлетон. Городок небольшой и тихий, где каждый знает своего соседа. Знает и не предаст. Кажется, когда-то ты сказал, что если хочешь затеряться в глуши, лучшего места не подобрать. Что ж, воспользуюсь этим. Хоть ты и отказался бежать со мной, знай, что я благодарен тебе за помощь и всегда приму у себя.
Удачи не желаю. В том, что творит армия, она не нужна. Постарайся не оступиться.
Артур Вейн.

Мустанг пораженно моргнул и перечитал письмо, на добрых несколько минут остановив свой взгляд на подпись. Артур. Вейн. Мысленный голос прочитал это имя именно так, с расстановкой, каждое слово отделяя жесткой паузой. Черт.
- Быть того не может… - пробормотал полковник.
Сама мысль, что все это время у него под носом была столь очевидная подсказка, казалась смехотворной, и если бы Мустанг был один в своем кабинете, наверняка бы рассмеялся: в голос, громко с надрывом до самой хрипоты. Но он был не один. Женщина у стойки окинула Роя взглядом, полным подозрения, и тот с удивлением осознал, что все это время негромко хихикал, словно какой-то псих. Сам пошутил – сам посмеялся. Полное самообслуживание. Рой фыркнул, чувствуя, как металлическая подушка, с силой давившая на его психику еще несколько минут назад, постепенно обретает правильность воздушной массы. Они просто полные идиоты! Нужно было сразу взять личное дело Вейна! А еще это письмо… Если вдуматься, Элрик давно хотел вскрыть его.
«Судьба, что ли, вмешалась… - полковник задумчиво провел ладонью по волосам, - Удача. Та самая, чисто элриковская. Не зря я ввязал его в это дело… Значит, Вейн, курируя эксперименты армии, действительно узнал что-то, чего знать не должен быть. Нет. Его посвятили в дело, доверив кураторство. Но что могло настолько напугать его, заставить бежать?.. Реольский убийца? А может…»
Быстро собрав документы, Рой оставил несколько скомканных купюр за кофе и вышел на улицу. Холодный воздух помог собраться, взбудоражил сознание полковника с новой силой. Казалось, только сейчас он в полной мере осознал свою находку.
«Нужно скорее отыскать Элрика. Плевать, что он в гостях».
Прямо по улице, поворот в переулок. Негромкие рычания автомобилей, доносившиеся с авеню неподалеку, и… Мустанг резко остановился. Сердце забилось быстро-быстро, ноздри с силой втянули воздух. Помимо дневного оживления города он отчетливо уловил лязг автоброни и немного искаженные нотки такого знакомого голоса.
- Эдвард!
Полковник рванул на звуки борьбы. Быстрее, быстрее, подгонял он себя! Обогнуть здание, туда, где кирпичная стена котельной отрезала выход в переулок. Вымощенная камнями мостовая была усеяна множеством мелких осколков стекла. В тупике никого не было.
- Эд! – снова позвал Мустанг.
В этот момент из разбитого окна на втором этаже выскочил человек. Лицо его было рассечено от левой брови по переносице тонким, словно вычерченным под линейку порезом. Кровь заливала щеки и бледные губы. Мужчина был ранен, однако, видимо, не серьезно. Он с кошачьей ловкостью, несмотря на довольно крепкое телосложение, приземлился на мусорные баки и так же легко соскочил с них, принимая боевую позицию. Следом из окна появился Эдвард. Он тяжело дышал, но видимых повреждений на нем не было. Рой незаметно перевел дух. Он не опоздал. Все в порядке.
- Полковник, он… - закончить Эдвард не успел, потому что мужчина с неожиданной скоростью бросился на Роя.
- Нарываешься?.. – сложив пальцы для щелчка, ухмыльнулся тот. Короткий звук, трение ткани перчаток с огненной саламандрой, и… ничего не последовало.
- Идиот! – заорал Эд.
В руке нападающего мелькнула алая вспышка, асфальт изогнулся, подобно океанской волне, и снес Мустанга с ног, с силой впечатав его в стену. Посыпалась кирпичная крошка. Дыхание сперло, кожу спины обожгло болью, а в глазах на мгновение потемнело. Рой смутно уловил еще одну вспышку – всего на несколько секунд запоздавшую. Где-то на периферии сознания мелькнула мысль – его прижали каким-то камнем.
- Черт, полковник, вы там головой ударились?! Очнитесь и помогите мне! У мерзавца философский камень! – как можно громче заорал Эд.
- Ка… мень?.. – прохрипел Рой. Постепенно зрение восстанавливалось, а ум очищался от вязкой боли. Он сжал зубы и едва слышно застонал, сделав бесполезный рывок к свободе. Камень навалился на грудь, мешая сделать полноценный вдох.
«Почему алхимия не подействова… Ах да, чертов дождь!» - Рой сделал еще одну попытку выбраться, но вновь потерпел поражение. Оставалось только наблюдать и ждать, пока Эд освободит его. Ну уж нет! Он не позволит мальцу забрать всю славу себе!
Элрик двигался короткими выпадами, в любой момент готовый уйти с траектории алхимической реакции. В руках его оппонента то и дело вспыхивали малиновые искры, однако крупных преобразований не происходило. Мужчина только отражал атаки Элрика, постоянно меняя оружие из металла – меч на копье, копье на короткий клинок. Создавалось впечатление, что он намеренно усыпляет внимание противника, чтобы в решающий момент…
- Реакция! – громко, насколько это было возможно в его положении, крикнул Рой, заметив, что вспышка в кулаке противника сверкнула ярче предыдущих.
Эдвард едва успел отклониться от раздвоенной кирпичной волны, двигающейся одновременно справа и слева. Поддаваясь алхимии или же просто внемля общему безумию осколки стекла и камня разлетелись в разные стороны, столкнувшись с землей. Один из них задел правый глаз Эда, и тот, коротко зашипев, на мгновение потерял бдительность.
Сквозь треск отчетливо раздался смех. Снова мелькнула алая вспышка, и мужчина ринулся вперед, ловко лавируя между обломками. Эд приготовился отразить атаку, но…
- Стальной, пригнись!
Еще одна вспышка, на этот раз синяя. Камень, державший Роя разлетелся на части, освобождая алхимика. Еще одна искра, зажигалка, одолженная у Хавока, взрывается, а пламя несется наперерез противнику. Двумя прыжками преодолев то мизерное расстояние, что их разделяло, полковник оказался у Эдварда.
- Ты как? – спросил он, бросая короткий обеспокоенный взгляд на лицо подчиненного.
- Жить буду. Где он?
Пыль медленно оседала вниз, расширяя обзор. Обшарпанный переулок-тупик, весь заваленный обломками камней и стекла, с зияющими в стенах домов дырами был пуст. Нападавший исчез. Зато, словно мухи на пир, стали собираться люди…
- Эй, полковник, - тихо отозвался Эд, - пойдем отсюда.
- Как скажешь, - просто согласился тот.

@темы: Рой/Эд, Стальной алхимик, Творчество, фанфик

URL
Комментарии
2015-05-28 в 15:51 

Глаз Бури
Как, наверное, смеялась Роулинг, когда решила, что у Гарри Поттера глаза будут слизеринского цвета, а у Волдеморта - гриффиндорского.
а продолжение будет?

2015-05-28 в 20:47 

Inary Daiko
Глаз Бури, разумеется. После сессии.

URL
   

Всякая всячина

главная